5«В больнице мест нет! И в отделении сестринского ухода тоже! » – эта фраза для жителя микрорайона Кукисвумчорр Владимира Бедника стала приговором. Больше месяца он лежал и медленно умирал. Как получилось, что парализованный после инсульта человек, не способный обслуживать себя самостоятельно, оказался совершенно неинтересен ни врачам, ни специалистам социальной службы?

Случайно не умерший

Его квартира давно не запирается. Доступ открыт любому. Только вот желающих войти не так много. Открываешь дверь, и в лицо бьёт удушающий запах. Хозяин квартиры давно не встаёт с постели и все нужды справляет под себя. Ухаживать за ним, похоже, некому или никому не хочется. Давно ли он ел, неизвестно. Выглядит совершенно истощённым и обессиленным. Говорят, что у него в Кировске или Апатитах проживают дети, но они пьют и к отцу приезжают только чтобы забрать пенсию. Ещё говорят, что в подъезде есть тоже пьющая соседка, которая иногда приносит еду. Но, судя по тарелке, в последний раз это было недели две назад. Содержимое посуды с остатками пищи давно покрылось плесенью.
Как вообще про него узнали? И почему он не умер голодным в одиночестве и в собственных испражнениях? Извините за подробности. Совершенно случайно. Соседка, кстати, тоже частично парализованная и не способная ухаживать за кем-либо, его ненароком хватилась. Обратила внимание, что давно на площадке дверь не хлопала. Попросила своего соцработника, который к ней регулярно приходит, заглянуть к соседу. Они-то и обнаружили мужчину в таком неприглядном виде. Кстати, было это в декабре. После этого Лидия Васильевна, та самая соседка, куда только не обращалась: вызывала «Скорую», звонила и писала в соцслужбу.
– Катя, Катечка, ну сделай хоть что-нибудь… – каждый раз умоляла она соцработницу, которая её посещает. – Ну нельзя же, чтобы человек вот так помер. Какой бы он ни был.
«Скорую» вызывали. Но без толку. Мест в больнице нет. Да и показаний к госпитализации, по мнению врачей «Скорой помощи», тоже не было. Состояние пациента стабильное. То, что человек потихоньку умирает, так от старости все потихоньку умирают. А от того, что под себя ходит, ещё никто не умер. Регулярный приём пищи – этот вопрос не к врачам.
В течение месяца Лидия Васильевна безрезультатно пыталась пристроить своего соседа хоть куда-нибудь. А потом на глаза случайно попался телефон администрации города и депутата по её округу. Только после звонков по этим телефонам (а это было уже в последних числах января) ситуацией заинтересовался хоть кто-то кроме неё.
Вызвали участкового врача, который констатировал высокую степень истощения и необходимость в срочной госпитализации по социальным показаниям. Но и тут было не всё просто. Участковому на просьбу прислать машину «Скорой помощи» ответили, что ни в отделении сестринского ухода, ни в больнице мест нет. И только после намёка на то, что рядом с врачом находятся представители власти и средств массовой информации, произнесли долгожданное «везите»…

Диагноз – полное отсутствие совести…

Владимир Бедник относится к категории тех, кому требуется постоянный уход, а не срочное лечение. Если у таких людей нет родственников, то их помещают в социальные учреждения. И именно социальные службы в таком случае несут ответственность. Они же по логике вещей должны первыми реагировать в подобных ситуациях.
Что касается отделения сестринского ухода, оно предназначено для людей, которым необходимо лечение, а не уход. Но врачи часто идут навстречу и берут пациентов на выхаживание. Отделение рассчитано на 60 коек: 40 в Апатитах и 20 в Кировске. Как правило, все они постоянно заняты. На данный момент в отделении проходят лечение 60 пациентов. В том числе те, кому необходим элементарный уход без лечения. У половины таких пациентов есть родственники, проживающие здесь же и теоретически способные оказывать уход. Но вот фактически …
– Один из таких пациентов находится в отделении сестринского ухода уже 4,5 года. И это при дееспособных родственниках, – говорит главный врач больницы Юрий Ширяев. – Мы не можем такого пациента никуда выписать, а родственники упорно не несут документы для оформления его в соц­учреждение. И соцслужбы здесь тоже ничего не могут поделать. Порой из-за таких пациентов люди, которым реально нужна помощь, не могут в срок попасть в больницу, так как попросту нет мест.
Оформлять таких стариков в дом престарелых для нерадивых детей означает терять родительскую пенсию. А в отделении сестринского ухода пациенты лежат бесплатно.

Сейчас Владимир Бедник находится в отделении сест­ринского ухода в Кировске. На момент госпитализации острых заболеваний диагностировано не было, то есть в принципе не было и показаний к гос­питализации. В первые дни его пребывания в больнице объявилась дочь. Потребовала отдать ценные вещи, которые были при отце во время госпитализации. Узнав, что ничего ценного не было, удалилась, отказавшись навестить отца. Сейчас Владимир Бедник под присмотром, за беспомощным человеком ухаживают… Но максимум через 52 дня его должны будут выписать. Только куда? Или это ещё один пациент, который пропишется в больнице надолго?